ГЛАВНАЯ
НОВОСТИ
ДОКУМЕНТЫ
ИСТОРИЯ
ФОТО
ВИДЕО
ИНФОГРАФИКА
16:10
  9 марта 2015 г.
Всем смертям назло
Всем смертям назло© предоставлено газетой "Общественное самоуправление"
Всем смертям назло© предоставлено газетой "Общественное самоуправление"

Множество ярких страниц в историю Великой Отечественной войны вместе с солдатами и офицерами Красной Армии вписали тысячи врачей, фельдшеров, медицинских сестер, санинструкторов. Специалисты говорят, что благодаря стараниям медиков в годы войны ни фронт, ни тыл не знали эпидемий инфекционных заболеваний, впервые в мире в нашей стране не сработал обязательный, казалось бы, закон о связи войн и эпидемий. Эпидемический "пожар" удалось предотвратить, и это спасло сотни тысяч, миллионы человеческих жизней. Среди тех, кому нужно низко поклониться за этот подвиг,  – Нина Васильевна Киселева и ее боевые товарищи. Сегодня подполковник медицинской службы в отставке, 97-летняя Нина Киселева вспоминает об однополчанах и боевых буднях.

– Когда началась война, мы с мужем  Виктором Петровичем работали в Барнауле. Уже в первые дни войны меня призвали на службу в Красную Армию. Мой муж пошел служить добровольцем, хотя имел броню и освобождение от фронта по состоянию здоровья. Нас обоих направили в формировавшуюся в Бийске санитарно-эпидемиологическую ла­бораторию (СЭЛ), куда мы прибыли 27 июня 1941 года. На  вокзале нас встречала врач Валентина Куприянова, в воинской части – начальник СЭЛ Иван Безденежных. Все мы были выпускниками Томского медицинского института 1940 года.

22 июля, ровно через месяц после начала войны, мы прибыли в Москву. А в ночь на 23 июля был первый налет на Москву двухсот вражеских самолетов. Конечно, далеко не все они долетели до нашей столицы, но после массированной бомбежки Москва сильно горела. Если бы наш состав чуть раньше не перевели на другое место, то при этом налете мы бы погибли, не  доехав до линии фронта.

© предоставлено газетой "Красное знамя"
Все тяготы войны мы пережили вместе с мужем. Особенно тяжело было, когда противник прорвал оборону в районе  Смоленска. Наша лаборатория была размещена при въезде в город Спас-Деменск южнее Смоленска. Помню, получили приказ погрузиться в свои подвижные лаборатории и две полуторки. А приказа на отправление все нет. Ночь прошла в тревожном ожидании. С рассветом из ближних деревень потянулись люди с детьми, узлами - уходили с занимаемых фашистами  территорий. Спрашиваем: "Что такое?" – "Наша деревня в пяти километрах отсюда, там уже немцы".

Войска отходили по дороге к Москве. Нас перевели в лесочек и отдали  приказ занимать оборону. Мои товарищи – Киселев, Безденежных, Гаврилко, Сушков пошли держать оборону в противотанковом рву при въезде в город.  А меня и лаборантку Лиду оставили эвакуировать раненых.

Над нами очень низко летали вражеские самолеты, слышны были голоса немцев. Появившийся начальник штаба полка дал распоряжение – отходить. Я говорю:  "Не поеду, пока не найду своих. Лида, останешься со мной?" Лида осталась. Мы бежали ко рву, который был полон обороняющимися военными.

© предоставлено газетой "Общественное самоуправление"
Фронтовые подруги Нина Киселева и Лида Конькина.
Больше полусотни вражеских самолетов начали бомбить Спас-Деменск, его окрестности, ров с людьми.  Бомбы рвались рядом, осколки звенели, вздыбленная земля летела через нас. Слышу,  Лида читает молитву и кричит: "Нина, ты жива? " – "Жива! "  Через несколько разрывов: "Лида, ты жива? " – "Жива! "  И так продолжалось два часа.

Когда бомбежка закончилась, нашлись все наши товарищи. Живые. А от города остались только трубы и дым.

В январе 1942 года на базе нашей лаборатории был сформирован санитарно-эпидемиологический отряд Прибалтийского фронта. Отряд  обеспечивал санитарно – эпидемиологическое благополучие в войсках и среди гражданского населения на освобожденных от противника территориях.  Мы проводили лабораторные исследования воды, почвы, материалов, присылаемых из частей: бактериологические, гигиенические,  паразитологические, химико-аналитические.

© предоставлено газетой "Общественное самоуправление"
В Ржеве меня с товарищами направили на ликвидацию эпидемии сыпного тифа среди гражданского населения. Мы обследовали 32 села, в половине из них обнаружили больных сыпным тифом. Кого-то госпитализировали в полуразрушенные больницы, кого-то в приспособленные для изоляции и лечения дома, провели санитарную обработку. Нам в помощь придали  обмывочно-дезинфекционную роту. Но из-за бездорожья переданная нам для работы дезокамера использовалась мало. Белье и другие вещи в очагах поражения прожаривали в русских печах.

Здесь мы рисковали не меньше, чем на поле боя. Помню,  как врач Ирина Вальдман, выпускница Ташкентского мединститута, заразилась  и умерла от осложнения после сыпного тифа. Я тоже заразилась, работая с больными. Но, тяжело переболев, выжила.

С действующими войсками мы дошли до Прибалтики. В городе Ропажи неподалеку от Риги встретили Победу.

Но война для нас окончилась лишь в августе 1945 года. До окончания войны с Японией мы продолжали работать в войсковых подразделениях. Я и врач Степан Кургузов были направлены на Забайкальско-Амурский фронт (города Чан-Чунь, Мукдэн, Харбин) для работы с пленными  Квантунской армии. Войну начинают хирурги, а заканчивают эпидемиологи...

С осени 1945-го мы с мужем служили в Чите. Демобилизовались  в июле 1948 года в звании майоров медицинской службы.  Со многими однополчанами мы долгие годы сохраняли дружеские связи. Но с 70-летием Великой Победы мне уже некого из них поздравить…

Светлая им память.

Подготовила Ольга Володина

Источник: газета "Местное самоуправление"

Поделиться



Организатор
Генеральные партнёры
Информационные партнёры
pobeda-70.ru
© 2014 ГОД "ПОБЕДА 70"КОНТАКТЫПРАВИЛА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru